foto1
foto1
foto1
foto1
foto1

Интерактивные задания

Призер конкурса

Интервью как речевой жанр

(на материале газет)

 

 (Практическая часть данной курсовой работы содержит анализ жанра интервью на основе моих собственных публикаций в СМИ)

 

Введение

Актуальность и многофункциональность жанра интервью в современной журналистики чрезвычайно велика. Это один из самых востребованных жанров в современных средствах массовой информации, особенно в печатных изданиях, поскольку интервью – это стержневой материал номера.

За последние годы интервью стало каждодневным явлением в нашей прессе. Интервью становятся содержательнее, разнообразнее по тематике и по форме. Возрос интерес к мнению конкретной личности и к самой личности. Важнейшие и непременные достоинства интервью, как и ряда других публицистических материалов, – злободневность и общественная значимость.

Интервью позволяет газете информировать общественность о значительном событии, важном начинании, привлечь внимание к актуальной проблеме, узнать авторитетное мнение по тому или иному существенному вопросу. Информационный факт, событие нередко нуждаются в истолковании и разъяснении, поэтому в этом случае интервью – эффективная форма убеждения. Оценка и комментарий авторитетного лица придает выступлению газеты большую силу убедительности.

 

Целью работы является выявление особенностей интервью как речевого жанра  на основе анализа текстов интервью по материалам газет.

В соответствии с поставленной целью необходимо было решить следующие задачи:

- выявить степень разработанности вопроса по теме изучения;

- описать особенности, назначение и виды жанра интервью;

- описать значение, свойства и виды речевых жанров;

- охарактеризовать интервью как речевой жанр;

- проанализировать тексты интервью на материале газет в соответствии с  изученной литературой.

Структура работы: работа состоит из введения, двух частей, заключения, списка литературы и приложений. 

Во введении обосновывается актуальность темы и ее значимость, определяется общая цель и задачи работы.

В первой части описываются особенности и назначение жанра интервью, его виды; рассматриваются  значение, свойства и виды речевых жанров; раскрывается понятие интервью как речевого жанра.

Вторая часть «Анализ интервью на основе признаков речевого жанра» посвящена анализу текстов интервью на материале газет.

В заключении подведены итоги работы.

Список литературы включает упорядоченный в алфавитной последовательности перечень библиографических описаний документальных источников информации по теме курсовой работы.

В приложениях представлены тексты из газет, на основе которых проводился анализ жанра интервью.

 

Часть 1. Сущность и содержание жанра интервью, его виды,  особенности речевых жанров

§ 1. Особенности и назначение жанра интервью

Разные словари по-разному определяют понятие интервью. Чаще всего оно определяется как общение представителя печати с кем-нибудь, кто представляет общественный интерес, по наиболее актуальным вопросам. «Интервью (англ. interview – беседа) – жанр публицистики, который представляет собой беседу журналиста с социально значимой личностью

на актуальные темы»[1].

Такое определение едва ли может быть исчерпывающим, поскольку интервью – это не прерогатива журналистики, а вполне самостоятельный метод получения информации во многих науках.

Термин интервью имеет два основных значения. Во-первых, он обозначает метод получения, сбора любых сведений (в том числе и для средств массовой информации) посредством опроса, беседы, т.е. общения двух людей в живую. Во-вторых, интервью рассматривается и как жанр публицистики.

Как метод сбора информации интервью используется давно. Еще в античности его использовал Сократ в своих диалогах. Прообразом современного интервью также являются своеобразные жанровые образования в 18 веке: беседы и разговоры. Однако они не предполагали обмена мнениями, репликами действительно беседующих соавторов и персонажей. В большей степени они адресовались читателю, подчеркивая стремление автора вступить с ним в контакт, осуществить общение.

Отличительной особенностью интервью является его двуадресность: интервьюер («субъект интервью»[2]), обращаясь к своему непосредственному адресату, т.е. интервьюируемому («объект интервью»[3]), выстраивает особую публицистическую драматургию беседы в расчете на восприятие будущего читателя.

Слово «интервью» появилось в печати в 60-80-е годы 19 века и получило название жанра, но не сразу превратилось в терминологическое обозначение.  Этот смысл оно получило в России на рубеже 19 – 20 веков.

Жанр – это «род произведений в области какого-нибудь искусства, характеризующийся теми или иными  сюжетными и стилистическими признаками»[4]. В литературе «жанр… –  исторически складывающийся и  развивающийся  тип литературного произведения»[5].

Следует привести некоторые определения жанра интервью современных исследователей.

К примеру, Г.В. Кузнецов, В.Л. Цвик, А.Я. Юровский определяют интервью как жанр публицистики, представляющий собой разговор журналиста с социально значимой личностью по актуальным вопросам. При обращении к семантике английского слова «интервью» видно, что слово состоит из префикса inter, что значит – взаимодействие, и слова view, одно из значений которого – взгляд. Таким образом, анализируя семантику слова «интервью», авторы дают еще одно определение – «Интервью – обмен мнениями, взглядами, фактами, сведениями»[6].

Э.Г. Багиров, Р.А. Борецкий, А.Я. Юровский представляют интервью как беседу в форме вопросов и ответов. « Интервью – это диалог, происходящий между журналистом, получающим информацию, и каким-либо носителем информации, при одностороннем участии аудитории»[7].

По-мнению С.Н. Ильченко: «Интервью – акт коммуникации, предполагающий диалогическое общение журналиста с респондентом в ситуации последовательного чередования вопросов и ответов, с целью получения информации, мнений и суждений, представляющих общественный интерес»[8]. Это значит, что жанр интервью – это форма получения журналистом определенной информации от респондента, т.е. собеседника, с помощью вопросов; иными словами, диалог – самое естественное средство общения.

Таким образом, назначение жанра интервью состоит в том, чтобы информировать общественность о значительном событии, важном начинании, привлечь внимание к актуальной проблеме, узнать авторитетное мнение по тому или иному существенному вопросу.

Суть интервью – целенаправленное, плановое получение информации, необходимой для реализации определенных целей.

Особенность интервью заключается в том, что, в отличии от всех других жанров публицистики, он представляет собой результат сотрудничества журналиста и собеседника. Интервью обладает особой силой убедительности, правдивостью. В этом смысле интервью играет немаловажную роль в формировании общественного мнения.

Интервью обладает возможностью эмоционального воздействия на читателя, т.к. позволяет дать представление о личности собеседника, об обстановке, в которой протекал разговор. Этот жанр позволяет охарактеризовать внутренний мир человека, передать его мысли.

 

§ 2. Виды интервью

Существуют разные виды интервью. Эти всевозможные виды можно разделить по целому ряду критериев, которые серьезно отличаются в западной и отечественной литературе.

Некоторые американские авторы классифицируют интервью таким образом:

- в зависимости от типа последующего материала;

- в зависимости от типа организации интервью;

- в зависимости от предмета обсуждения;

- в зависимости типа собеседника;

- в зависимости от социального положения собеседника;

- в зависимости от способа общения.

Советские же авторы работ выделяют следующие виды интервью:

- протокольное интервью, целью которого является получение официальных разъяснений по вопросам внутренней и внешней политики;

- информационное интервью (получение сведений от компетентного лица по злободневным вопросам. По стилю приближается к обычному бытовому разговору. Ответы собеседника не являются официальными заявлениями);

-  портретное интервью (раскрытие личности собеседника);

- интервью – дискуссия (выявление разных точек зрения и по возможности разных путей решения проблемы);

-  интервью – анкета (выяснение мнения различных людей по одному и тому же вопросу).

Так же интервью выделяются и в зависимости от того, какие требования к поведению журналиста предъявляются:

- по степени стандартизации интервью;

- по характеру получаемой информации;

- по отношению интервьюируемого к интервью.

В этой работе будут подробно рассмотрены три вида интервью, выделяемые по характеру обсуждаемого вопроса: информационное,  портретное, протокольное. А также рассмотрим интервью-монолог, выделяемое по форме реализации коммуникативной задачи.

Информационное интервью – наиболее распространенный вид, не требующий глубокого анализа проблем, причин явлений, вскрытия противоречий. Главная задача этого вида – выявление, проверка и уточнение фактов. Интервью происходит с целью получения конкретных сведений от человека, владеющего необходимой информацией. Обычно такие интервью выполняют две задачи: получение общественно значимой информации и выявление некоторых особенностей личности собеседника. В этом интервью автор ставит своей задачей только сообщить читателям полученные сведения, не пытаясь их прокомментировать. Костяком типичного информационного интервью являются ключевые для журналиста вопросы: кто? что? когда? почему? зачем?

Портретное интервью сфокусировано на одном герое, направлено на раскрытие его внутреннего мира. Героем такого интервью может стать человек, который проявил себя в какой-либо сфере общественной жизни привлекает интерес читателей. Также встречаются портретные интервью с простыми людьми. Герой этого вида интервью может предстать в своих отношениях с другими людьми, в противостоянии проблем бытия, в нравственных исканиях, в утверждении принципов, в которые он верит.

Протокольное интервью ставит перед собой цель – получение официальных разъяснений по вопросам внутренней и внешней политики. Интервьюер задает вопросы, не связанные композиционно, он не должен что-то дополнять, уточнять, переспрашивать. Автор такого интервью на свои вопросы получает развернутый, достаточно глубоко обоснованный комментарий.

Интервью-монолог – представляет собой ответы интервьюируемого на вопросы, предложенные журналистом в начале материала. Оно часто бывает проблемным. Содержание беседы передается полностью, в виде цельного рассказа. Текст интервью-монолога формально не расчленен, в начале его дается вопрос журналиста, определяющий тему беседы, далее идет развернутый монолог интервьюируемого. Такое построение вовсе не свидетельствует о том, что в процессе беседы интервьюер не задавал вопросов или не перебивал говорящего, просто  автор посчитал излишней разбивку текста на реплики. На страницах газет этот вид интервью  встречается реже, поскольку длинный фрагмент текста затрудняет чтение. Интервью-монолог приближается по своей структуре, форме, характеру к статье.

 

§ 3. Значение, свойства и виды речевых жанров

В стилистическом энциклопедическом словаре русского языка речевой жанр – это «относительно устойчивый тематический, ком­позиционный и стилистический тип высказываний (текстов)»[9].

Будучи культурными формами, речевые жанры характеризуются следующими основными свойствами:

- они объективны по отношению к индивиду и норматив­ны;

- историчны, вырабатываются людьми в определенную эпоху в со­ответствии с конкретными условиями социальной жизни;

- характери­зуются особым оценочным отношением к действительности;

- выполня­ют функцию интеграции индивидов в социум;

- многообразны и разнородны, дифференцированы по сферам человеческой деятельнос­ти и общения;

- являются опорой для творчества.

- являются единицами общения.

В настоящее время нет единой типологии речевых жанров.

У М.М. Бахтина нет ничего похожего на типологию речевых жанров. Если он в своей работе и приводит несколько названий речевых жанров подряд, то лишь для того, чтобы проиллюстрировать разнородность речевых жанров, и, в связи с этим, затрудненность их изучения. Так Бахтин выделяет бытовой диалог и бытовой рассказ, письмо, военная команда, развернутый приказ, словесные сигналы на производстве, деловые документы, публицистические выступления, поговорка, литературные жанры, различные типы устного диалога - салонного, фамильярного, кружкового и другие. Бахтин говорит: «Номенклатуры устных речевых жанров пока не существует, и даже не ясен пока принцип такой номенклатуры»[10].

Исследования в этом направлении начались только после Бахтина в работах Н.Д. Арутюновой, К.В. Кожевниковой, Т.В. Шмелевой.  Например, в типологии, предложенной Н.Д. Арутюновой выделяются: информативный диалог; перспективный диалог; обмен мнениями с целью принятия решения или выяснения истины (спор, дискуссия); диалог, имеющий целью установление или регулирование межличностных отношений; праздноречивые жанры. К.В. Кожевникова классифицирует речевые жанры с жанрово-коммуникативной точки зрения. Т.В. Шмелева выделяет четыре класса речевых жанров: информативные,  оценочные, перформативные (формируют события социальной действительности: поздравления, приветствия), императивные (содействуют осуществлению событий с разной степенью императивности: просьба, совет, требование и т.д.).

М.М. Бахтин одним из первых написал о том, что устная речь не хаотична. «Все многообразие области человеческой деятельности связаны с использованием языка. Использование языка осуществляется в форме единичных, конкретных высказываний (устных и письменных) участников той или иной области человеческой деятельности. Каждое отдельное высказывание, конечно, индивидуально, но каждая сфера использования языка вырабатывает свои относительно устойчивые типы таких высказываний, которые мы называем речевыми жанрами»[11].

В работе М.М. Бахтина в качестве реальной единицы речевого общения рассматривается высказывание, а единицами языка считаются предложения и слова. По его мнению, предложениями не обмениваются, как не обмениваются словом (в строго лингвистическом смысле) и словосочетаниями; обмениваются высказываниями, которые строятся при помощи единиц языка: слов, словосочетаний, предложений, причем высказывание может быть построено и из одного предложения и из одного слова. М.М. Бахтин писал, что эмоции, экспрессия, оценка чужды слову языка и рождаются только в процессе высказывания, живого употребления.

В своей работе «Проблема речевых жанров» он особо подчеркивал крайнюю разнородность речевых жанров. Говорил о том, что именно «функциональная разнородность делает общие черты речевых жанров слишком абстрактными и пустыми»[12]. Этой  особенностью Бахтин объясняет то, что проблема речевых жанров по-настоящему никогда не ставилась. По его мнению, крайнюю разнородность речевых жанров и связанную с этим трудность определения общей природы высказывания никак не следует преуменьшать. Игнорирование природы высказывания и безразличное отношение к особенностям жанровых разновидностей речи приводят к формализму и чрезмерной абстрактности, ослабляют связи языка с жизнью.

Автор обращает внимание, что «речевые жанры, будучи,  в общем, гораздо гибче, пластичнее и свободнее языка, в тоже время безличны, так как являются типической формой высказываний, но не самими высказываниями»[13]. Типическими для речевых жанров являются: коммуникативная ситуация, экспрессия (выразительность) и экспрессивная интонация, объем (приблизительная длина речевого целого), концепция адресата и нададресата.

Огромное значение для теории речевых жанров имеет противопоставление Бахтиным первичных и вторичных речевых жанров. Он видел функциональное различие между первичными (простыми) и вторичными (сложными) речевыми жанрами. Автор подчеркивает: «именно поэтому природа высказывания должна быть раскрыта и определена путем анализа того или иного вида (односторонняя ориентация на первичные жанры приводит к вульгаризации всей проблемы). Вторичные речевые жанры (романы, драмы, научные исследования) возникают в условиях более сложного культурного общения. В процессе своего формирования они вбирают в себя и перерабатывают различные первичные жанры, сложившиеся в условиях непосредственного речевого общения»[14].

Речевой жанр характеризуется единством тематического содержания, стиля и композиции высказываний.

Таким образом, теория речевых жанров мало разработана. В частности, несмотря на существование обширного круга литературы по данному вопросу, до сих пор не принято единой типологии речевых жанров и учения о внутренней структуре речевых жанров. Так же не получил окончательного ответа вопрос об идентификации речевых жанров. Л.А. Капанадзе  считает: «Жанры постоянно текут, следуют, переплетаются естественно и быстро»[15].

 

§ 4. Интервью как речевой жанр

Интервью является ре­чевым жанром. К изучению речевых жанров в последнее время обраща­ется все большее число исследователей. Жанры изучают с разных позиций, существуют их различные трактовки. «Анкета речево­го жанра», предложенная Т. В. Шмелевой, представляется наиболее оп­тимальной для описания жанра интервью, так как в ней обозначены су­щественные жанрообразующие признаки (коммуникативная цель, об­раз автора, адресат, фактор прошлого, фактор будущего, диктум, языковое воплощение). Таким образом, можно проанализировать жанр интервью на основе признаков речевого жанра. Рассмотрим подробнее все жанрообразующие признаки: коммуникативная цель, об­раз автора, адресат, фактор прошлого, фактор будущего, диктум, языковое воплощение.

Коммуникативная цель интервьюера варьируется в зависимости от ситуации: получить нужную информацию, разговорить собеседника. познакомить аудиторию с интересным человеком.

Коммуникативность прослеживается в коммуникативно-речевой стратегии. Коммуникативно-речевая стратегия определяется набором предпочтений интервьюера из следующих основных оппозиций, харак­теризующих отношения участников речевой ситуации.

- Иерархия — равенство (Интервьюер может, в зависимости от си­туации, намеренно или нет вести беседу наравне с интервьюируемым (равенство) либо соблюдать дистанцию (иерархия)).

- Близость — отстраненность (Журналист демонстрирует знание ситуации, вызывает эмоциональную реакцию интервьюируемого (бли­зость). Либо интервьюер отстранен от собеседника, занимает только позицию слушателя (отстраненность)).

- Борьба — сотрудничество (Интервьюер задает провокационные вопросы, может вступить в полемику с собеседником с целью выявле­ния его позиции по тому пли иному поводу (борьба). Журналист изна­чально настроен положительно но отношению к интервьюируемому, готов с ним сотрудничать, не провоцирует его (сотрудничество)).

Следовательно, при создании интервью важно определить и вы­строить коммуникативно-речевую стратегию в зависимости от харак­тера коммуникативной задачи.

Кроме того, Т.В. Шмелева отмечает, что речевой жанр конструируется автором и проявляется в таких характеристиках, как полномочия, авторитет, информированность, заинтересованность. Обратим внимание на то, что в интервью в роли автора выступает не только интервьюер, но и интервьюируемый, так как от него во многом зависит ход беседы. Если у журналиста и собеседника цели, задачи, убеждения не совпадают, то происходит смена авторства, то есть автором становится сам собеседник. В итоге журналист не использует предоставленные ему возможности и не реализует свои задачи.

М.М. Бахтин отмечает, что «каждый речевой жанр в каждой области речевого общения имеет свою, определяющую его как жанр, типическую концепцию адресата».[16] Для жанра интервью характерно то, что журналист ориентируется на двух адресатов: собеседника и читателей.

В теории журналистики выделяют следующие признаки адресата по его отношению к беседе: «собеседник, охотно идущий на контакт; собеседник, уклоняющийся от ответа; сопротивляющийся собеседник»[17].

Интервью только тогда будет наиболее инте­ресно и профессионально сделано, если интервьюер будет опираться на уже известные факты, события, ранее сделанные интервью с его будущим собеседником, т.е. использовать фактор прошлого. Перед интервью журналисту необходимо подгото­вить вопросы с опорой на следующие источники: редакционные досье; печатные материалы о будущем собеседнике;  высказывания данного человека в СМИ;  фотоматериалы; факты из его биографии; разного рода базы данных; ресурсы Интернета; советы и идеи коллег по работе.

Фактор прошлого включает в себя взаимосвязь данного интервью с другими событиями в жизни и деятельности героя интервью, интервью­ера, коллектива, какого-либо региона, страны.

Фактор будущего предполагает взаимосвязь данного интервью с событиями, которые произойдут в будущем.

Следующий признак речевых жанров – диктум, или событийная основа. Событийная основа интервью – это события и процессы, происходящие в жизни страны, общества, связанные с актуальной для какой-либо части социума («общество, социальная среда человека, совокупность исторически сложившихся форм деятельности человека»[18]) проблемой, лично касающиеся интервьюируемого.

Последний жанрообразующий признак – языковое воплощение. Для модели речевого жанра языковое воплощение предстает как совокупность лексических и грам­матических ресурсов жанра. Адекватность выбранного языкового мате­риала важна для понимания и конструирования жанра интервью.

Выбор языковых средств отвечает стилистическим установкам бе­седы, диктуется ситуацией, темой, обстановкой, в которой протекает интервью. Разговорная лексика в структуре высказывания способству­ет восприятию текста, ломает психологический барьер. Однако она должна быть уместной. Разговорность интервью создается не только лексическими средства­ми, но и синтаксическим построением речи: синтаксически незакончен­ное построение фразы, переспрос, повтор, инверсия. Речь, наполненная тропами, труднодоступна и нарушает принцип коммуникативной общезначимости.

Таким образом, интервью характеризуется определенными признаками, обеспечивающими его эффек­тивность и результативность.

 

Часть 2. Анализ интервью на основе признаков речевого жанра

§ 1. Информационное интервью

 

Как уже было сказано, целью информационного интервью является получение сведений от компетентного лица по злободневным вопросам. Рассмотрим  этот вид на примере интервью В. Коровиной «Новая жизнь Ошейкинского ФАПа» (Приложение 1).

По стилю это интервью приближается к обычному бытовому разговору. Интервью проводится с целью – получить конкретные сведения от человека, владеющего необходимой информацией, т.е. в данном случае от главного врача Ушмодиной Е.Н. Информация, представленная в интервью, – общественно значимая (получение транспортного средства амбулаторией, закрытие аптечного пункта, получение нового оборудования). Автор не анализирует, не комментирует ответы собеседника, а просто их сообщает.

А теперь попытаемся найти в этом интервью признаки речевого жанра. Итак, с точки зрения коммуникативной цели интервьюера в данном случае – получение конкретной информации.

 

- Расскажите, пожалуйста, какие ФАПы входят в зону вашего обслуживания?

- Клусовский, Звановский, Узоровский, Б. Сестры и Ошейкинский – всего  4 ФАПа.

- Как часто приходится выезжать на вызовы?

- 2 – 3 раза в день.[19]

 

Коммуникативно-речевая стратегия – сотрудничество, потому что журналист демонстрирует знание ситуации, готов сотрудничать и не провоцировать собеседника.

В данном интервью журналист выступает как автор и не иначе. Такой вывод можно сделать, исходя из того, что у интервьюера и интервьюируемого цели, задачи и убеждения совпадают, и, кроме того, журналист задает правильные, скорректированные вопросы. Следовательно, журналист реализует поставленные перед ним задачи и использует все те возможности, которые ему предоставлены.

На основе этого текста следует выделить такой признак адресата как – собеседник, охотно идущий на контакт. Это видно из полных ответов интервьюируемого, причем ответы даны на каждый вопрос.

Следующий жанрообразующий признак, который мы рассмотрим, – фактор прошлого. Здесь можно выделить лишь две фразы, показывающие, что журналист опирается на уже известные ему факты: «Ваш ФАП недавно получил машину. Легче ли стало справляться с обязанностями?»[20], «Скажите пожалуйста, почему закрыли аптечный пункт в Ошейкинской амбулатории?»[21].

Фактор будущего можно отметить в следующих словах журналиста: «Из всего сказанного ясно, что основной проблемой в Ошейкинской амбулатории на данный момент является закрытие аптечного пункта. Ну что ж, будем надеяться, что вопрос с аптеками будет тщательно рассмотрен, и принятое решение не обидит жителей деревень, ведь не у каждого есть возможность приобретать лекарства в п. Лотошино!»[22],  а также в вопросе: «Какие-либо планы на будущее уже есть?» [23] – и ответе: «Планируется провести лицензирование Ошейкинской амбулатории. После этого у нас повысятся возможности в юридическом и медицинском плане»[24].

Событийная основа, или по-другому диктум, также прослеживается в приведенном тексте. Речь в интервью идет об актуальных вопросах и событиях: «Совсем недавно ЦРБ получила новые машины для скорой помощи, а старые отдала в сельские амбулатории…  этот подарок заметно облегчил труд медиков на селе»[25].

При изучении интервью «Новая жизнь Ошейкинского ФАПа» можно отметить и последний признак речевого жанра – языковое воплощение. Речь интервьюера легко воспринимаема, уместна, не изобилует тропами.

Таким образом, мы отметили и рассмотрели все жанрообразующие признаки на примере информационного интервью.

 

 

§ 2. Портретное интервью

 

Портретное интервью направлено на одного героя, раскрытие его внутреннего мира. Проанализируем портретное интервью В. Коровиной «Отличница, музыкант, почти студентка и вообще хороший человек» и найдем в нем признаки речевого жанра(Приложение 2).

Итак, начнем с такого жанрообразующего признака, как коммуникативная цель. Как уже было сказано, целью портретного интервью является получить информацию об интересном, выдающемся или необычном человеке. Например, это можно увидеть из следующего отрывка:

 

- Кира, скажи, давно ты начала заниматься в Лотошинской детской школе искусств?

- Еще когда я училась в начальных классах, к нам в школу приезжала Наталья Васильевна Лукина, с которой мы занимались рисованием. Вскоре наши уроки перенесли в районную библиотеку, куда я продолжала ходить. Потом открылась Лотошинская детская школа искусств. Там появилось больше возможностей, поэтому я решила заниматься одновременно и на художественном и на музыкальном отделении (гитара). Проучившись 5 лет, окончила музыкальную школу с отличием, а художественную –  на 4 и 5.

- Это было твое решение – заниматься в детской школе искусств или желание твоих родителей?

- Я сама захотела учиться рисованию и музыке одновременно. Однажды моя подруга научила меня играть на гитаре небольшое произведение. Мне это очень понравилось. И я маму поставила перед фактом: «Хочу учиться в музыкальной школе». А рисовать я любила всегда. Вот и подумала: раз у меня есть такая возможность, то почему бы этим не воспользоваться.[26]

Коммуникативно-речевая стратегия в данном случае – отношения близости, потому что интервьюер демонстрирует знание ситуации, взывает к эмоциям собеседника, что приводит к желаемому результату.

- Не скучаешь по ДШИ?

- Еще как! Школа искусств мне как второй дом! Но, окончив эту школу, я не перестала ее посещать. Еще два года я занималась гитарой, играла классику и выступала, а сейчас посещаю занятия вокала, но только для себя, т.к. классика – это музыка для души.[27]

Следующий жанрообразующий признак, который можно выделить в этом портретном интервью – образ автора. Образ автора проявляется в таких  характеристиках, как информированность и заинтересованность («Она не единожды побеждала на олимпиадах по английскому языку и обществознанию, пишет стихи,  кроме того, отличница и претендентка на медаль. После беседы с Кирой я поняла, что такой интересный, талантливый и целеустремленный человек может многого достичь в жизни»[28]).

При рассмотрении этого интервью можно выделить такой признак адресата по отношению к беседе, как собеседник, охотно идущий на контакт. У интервьюируемого присутствуют такие особенности поведения, как хорошее восприятие вопросов, уверенность в своих ответах, эмоции.

Фактор прошлого также можно найти в данном интервью, потому что автор опирается на уже известные ему факты. Например: «Кира Аболихина учится в 11 классе МОУ «Ошейкинская СОШ». Кира – творческий и одаренный человек. Она не единожды побеждала на олимпиадах по английскому языку и обществознанию, пишет стихи,  кроме того, отличница и претендентка на медаль»[29], «Впечатляет. А еще, я слышала, ты сама сочиняешь музыку, песни и стихи…»[30], «Я знаю, что ты ездишь еще на подготовительные курсы»[31].

Анализируя жанр интервью, выделяем и фактор будущего. Это можем проследить в следующих отрывках:

- А куда ты собираешься поступать?

- В Московский государственный строительный университет на факультет ПГС (промышленное и гражданское строительство). Буду инженером![32]

А также:

- Что планируешь в будущем?

- Пока не знаю. Получу высшее образование, а там, как судьба сложится!

- Ну что ж, желаю тебе на отлично сдать ЕГЭ, поступить в МГСУ и, конечно же, окончить его с красным дипломом. Я уверена, что у такого талантливого человека, как ты, есть все шансы на победу![33]

Событийная основа в этом интервью не представлена, потому что автор не упоминает о событиях, значимых для всех читателей, в том числе и для собеседника.

Языковое воплощение проявляется через набор стандартных вопросов. Именно стандартных, так как они могут быть адресованы любому человеку. Интервьюер не ставит собеседника в тень, а, наоборот, представляет ему возможность проявить свою индивидуальность, раскрыть внутренний мир.

Таким образом, мы проанализировали портретное интервью как речевой жанр.

 

§ 3. Протокольное интервью

 

Для протокольного интервью характерно получение официальных разъяснений по вопросам внутренней и внешней политики. Уточнений и комментариев не должно быть в таком виде интервью, а ответы собеседника – развернутые и обоснованные. Для примера возьмем интервью  из общественно-политической газеты «Что ждет пенсионеров?» (Приложение № 3).

Проанализируем протокольное интервью на основа признаков речевого жанра.

Начнем с коммуникативной цели. Коммуникативной целью в интервью «Что ждет пенсионеров?» является получение объяснений по социологическому вопросу внутренней политики. Объяснения получены от официального лица, в данном случае от вице-спикера Госдумы, секретаря президиума Генерального совета партии «Единая Россия» Вячеслава Володина. Ответы на вопросы полные и аргументированные. Например:

Российская газета: Вячеслав Викторович, в чем суть этих законопроектов?

Вячеслав Володин: Их принятие позволит повысить пенсии, и прежде всего тем, кто зарабатывал их в советские годы. Будут также увеличены наиболее важные социальные пособия - по временной нетрудоспособности, беременности и родам, уходу за ребенком. Для реализации этих мер предусматриваются соответствующие источники финансирования: переход от единого социального налога к страховым взносам. Н а эти цели направляется около 500 млрд. рублей. Эти меры коснутся 36,5 млн. граждан нашей страны, которые получат увеличение пенсий в среднем на 1700 рублей. Те, кто работал до 2002 года, получат прибавку к пенсии в размере 10% плюс по 1% за каждый год работы до 1991 года. То есть чем больше стаж, тем больше будет сумма прибавки. Благодаря такому подходу существенно вырастут пенсии людей старшего поколения, труд которых, к сожалению, не получил должной оценки их пенсионных прав в ходе пенсионной реформы 2002 года. Сейчас мы меняем эту ситуацию.[34]

С точки зрения коммуникативно-речевой стратегии, нам представлена стратегия – сотрудничество, так как интервьюер задает конкретные вопросы, положительно относится к собеседнику и не провоцирует его.

Образ автора можно рассматривать в таких характеристиках, как авторитет, информированность, заинтересованность. В образе автора выступает сам журналист, потому что цели и задачи журналиста и собеседника совпадают, поэтому интервьюер реализует свои задачи.

В данном случае выделяется такой признак адресата, как собеседник охотно идущий на контакт. Вице-спикер Госдумы дает полные и аргументированные ответы на все вопросы, не уклоняясь и не сопротивляясь.

Фактор прошлого не прослеживается в представленном интервью. Автор не опирается на уже известные факты.

Но зато есть фактор будущего. «В пятницу, 3 июля, Госдума будет принимать в окончательном чтении законопроекты, направленные на защиту, пожалуй, самой незащищенной категории жителей нашей страны – пенсионеров»[35]. Также во вступлении («часть текста, в которой изложены основные аспекты сообщения»[36]) – «Принимаемые Госдумой новые законы позволят повысить пенсии тем, кто заработал их в советские годы, и увеличить наиболее важные социальные пособия»[37].

Событийная основа в интервью «Что ждет пенсионеров?» – актуальный вопрос в жизни страны, то есть принимаемые Госдумой новые законы о повышении пенсии в России. Текст этого интервью представляет своеобразный комментарий  разработанных законопроектов, позволяющих повысить пенсии тем, кто заработал их в советские годы, и увеличить наиболее важные социальные пособия.

И наконец, последний жанрообразующий признак – языковое воплощение. Так как это протокольное интервью, то для него характерна официальная речь, что говорит о профессионализме автора, о высокой культуре этой издания «Российской газеты». Все вопросы официальные. Например: «Что еще, кроме этого, предусматривают законопроекты?»[38], «В ходе разработки этих инициатив было решено перейти от ЕСН к страховым взносам. Для чего эта мера вводится?»[39], «Почему решили отталкиваться именно от стажа работы, а не от заработка, например?»[40], «Повышение тарифа страховых взносов с 26 до 34% не станет ли дополнительной нагрузкой на предпринимателей?»[41].

Следовательно, можно сделать, что протокольное интервью тоже имеет все признаки речевого жанра (в данном случае за исключением фактора прошлого).

§ 4. Интервью-монолог

Как уже было сказано, интервью-монолог представляет собой ответы интервьюируемого на вопросы, предложенные журналистом в начале материала. Содержание беседы передается в виде цельного рассказа: в начале дается вопрос интервьюера, определяющий тему беседы, затем – развернутый монолог интервьюируемого.

Проанализируем интервью-монолог на основе признаков речевого жанра. Для примера рассмотрим интервью-монолог В. Коровиной с Г.М. Нечепоренко «Жизнь прожить – не поле перейти» (Приложение 4).

Коммуникативная цель в данном интервью –  познакомить читателя с трудными испытаниями, которые выпали на долю жителя деревни Ошейкино. Особую правдоподобность  и достоверность приобретает этот вид интервью за счет того, что сам интервьюируемый рассказывает о событиях своей жизни, выражает эмоции и чувства. Следовательно, такой вид интервью как интервью-монолог обладает правдивостью и убедительностью, так как сведения получены из достоверного источника.

С точки зрения коммуникативно-речевой стратегии следует выделить стратегию отстраненности, потому то интервьюер отстранен от собеседника и занимает только позицию слушателя («Григорий Максимович, расскажите о своей жизни»[42]).

В данном случае образ автора переходящий. После вводной части интервью происходит плавная смена авторства в сторону собеседника. Сам интервьюируемый Нечепоренко Г.М. становится автором, так как в данном случае для него характерны такие характеристики, как информированность и авторитет; в интервью-монологе с Нечепоренко Г.М. именно от него зависит, как будет представлена информация.

Герой интервью-монолога «Жизнь пройти – не поле перейти» выступает не только в роли автора, но и имеет такой признак адресата, как собеседник, охотно идущий на контакт. Он с удовольствие рассказывает о своей жизни, практически не пропуская не одной детали.

Фактор прошлого также присущ этому интервью. В начале интервьюер использует этот признак речевого жанра, так как говорит нам об уже известных ему фактах («Пережить фашистский плен, испытать жестокость и бесчеловечность врага, суметь в этих нечеловеческий условиях выжить, не ожесточиться, не потерять способность радоваться жизни и остаться патриотом своей страны. Все это выпало на долю жителя деревни Ошейкино Григория Максимовича Нечепоренко. В его жизни были вынужденные путешествия, постоянная смена мест пребывания. Где только не бывал Григорий Максимович, куда только не забрасывала его судьба!»[43]).

Фактор будущего отсутствует, потому что герой интервью-монолога рассказывает об уже прошедших событиях своей жизни.

Событийная основа интервью – это Великая отечественная война. Это тема связанна не только со всеми жителями нашей страны, но и лично касается интервьюируемого, потому что ему самому пришлось пережить и почувствовать на себе – что такое война!

И, наконец, последний признак речевого жанра – это языковое воплощение. Речь собеседника легко воспринимаема, не содержит тропов и не нарушает принцип коммуникативной общезначимости, благодаря чему, интервью становится более эффективным и понятным.

Проанализировав такие виды интервью как информационное, портретное, протокольное и интервью-монолог следует, что каждому из этих видов присущи признаки речевого жанра (коммуникативная цель, об­раз автора, адресат, фактор прошлого, фактор будущего, диктум, языковое воплощение).

Таким образом, мы доказали, что интервью – это речевой жанр.

 

Заключение

Таким образом, изучив этот вопрос, можно сделать вывод, что интервью отличается многообразием форм, дающих возможность отразить мнение, сообщить факты, почерпнутые в беседе с одним или многими лицами, кратко или широко раскрыть тему.

Интервью – один из сложных жанров, в основе которого лежит назначение правдиво, из достоверных источников сообщить наиболее важные сведения, отразить общественное мнение по вопросам социальной жизни, раскрыть личность интервьюируемого. Интервью обладает особой силой убедительности и достоверности, потому что содержит сообщение авторитетного лица.

Интервью как речевой жанр – это такой тип высказывания, в котором коммуникативная цель, образ автора и образ адресата, фактор будущего и фактор прошлого, его событийная основа и языковое воплощение обладают определенной спецификой и проявляются в особой коммуникативной ситуации в рамках средств массовой информации.

 

Литература

  1. Арутюнова Н.Д. Жанры общения // Человеческий фактор в языке. Коммуникация, модальность, дейксис. М., 1992. – С. 53 – 55.
  2. Багиров Э.Г., Борецкий Р.А., Юровский А.Я. Основы тележурналистики, МГУ, 1987. – С. 5.
  3. Бахтин М.М. Проблема речевых жанров.// М.М. Бахтин Литературно-критические статьи. - М.: Художественная литература., 1986, - 543с., с.428-473.
  4. Власов В.И., Дацюк Б.Д., Окороков А.З., Стукалин Б.И., Чернышев В.И. Газетные жанры. – М.: Политизат, 1971. – С. 40 – 51.
  5. Ильченко С.Н. Интервью в журналистском творечстве. СПб., 2003. – С. 10.
  6. Капанадзе Л.А. О жанрах неофициальной речи // Разновидности городской устной речи. М., 1988. – С. 230.
  7. Кодола Н.В. Интервью: Методика обучения. Практические советы: Учебное пособие для студентов вузов. – М.: Аспект Пресс, 2008. – С. 7 – 51, 63 – 69.
  8. Кожина М.Н. Стилистический энциклопедический словарь русского языка. – 2-еизд., испр. и доп. – М.: Флинта: Наука, 2006. – С. 56, 79 – 87, 108 – 110, 195 – 204, 352 – 354.
  9. Комлев Н.Г. Словарь иностранных слов. – М.: Эксмо, 2006. – С. 334.
  10. Кузнецов Г.В., Цвик В.Л., Юровский А.Я. и др. Телевизионная журналистика. М. 1994, 1998. – С. 65.
  11. Ладыженская Т.А. Риторика. 10 класс: Учебное пособие для общеобразовательной школы. – М.: Издательский дом «С.инфо»; Издательство «Баласс», 2002. – С. 110 – 123.
  12. Лукина М.М. Технология интервью: Учеб. пособие для вузов. – 2-е изд., доп. – М.: Аспект Пресс, 2008. – С. 16 – 28.
  13. Мельник Г.С., Тепляшина А.Н. Основы творческой деятельности журналиста. – СПб.: Питер, 2009. – С. 124 – 127.
  14. Михайлова О.В. Толковый словарь русского языка. – СПб.: ООО «Полиграфуслуги», 2006. – С. 146.
  15. Российская газета. 2009. № 120 (4944) – С. 4,5.
  16. Самарцев О.Р. Творческая деятельность журналиста: Очерки теории и практики: учебное пособие. – 2-е изд. – М.: Академический Проект; Гаудеамус, 2009. – С. 118 – 171, 505, 507.
  17. Сельская новь. 2007. № 11.– С. 4.
  18. Сельская новь. 2008. № 27. – С. 13.
  19. Сельская новь. 2009. № 10.– С. 6.
  20. Черникова Е.В. Основы творческой деятельности журналиста: Учебное пособие. – М.: Гардарики, 2005. – С. 165 – 191.
  21. Шмелева Т.В. Повседневная речь как лингвистический объект // Русистика сегодня. Функционирование языка: лексика и грамматика. М., 1992. С. 12 – 13.
  22. Шмелева Т.В. Модель речевого жанра // Жанры речи. – Саратов, 1997. –  С. 88-99.
  23. Шумилина Т.В. Не могли бы вы рассказать. М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1976. – С. 14 – 22.

 

Приложение 1

Интервью В. Коровиной «Новая жизнь Ошейкинского ФАПа»

 

Совсем недавно ЦРБ получила новые машины для скорой помощи, а старые отдала в сельские амбулатории. Они, конечно же, не лучшего качества, но как бы то ни было, этот подарок заметно облегчил труд медиков на селе. Заинтересовавшись не только этим вопросом, но и проблемами и планами медпунктов, я посетила Ошейкинскую амбулаторию и задала несколько вопросов главврачу Е.Н. Ушмодиной…

- Ваш ФАП недавно получил машину. Легче ли стало справляться с   обязанностями?

- Да, в декабре 2006 года, когда у нас появилась машина,  наши возможности значительно улучшились. Мы теперь можем обслуживать вызовы в кратчайшее время.

- Расскажите, пожалуйста, какие ФАПы входят в зону вашего обслуживания?

- Клусовский, Звановский, Узоровский, Б. Сестры и Ошейкинский – всего  4 ФАПа.

- Как часто приходится выезжать на вызовы?

- 2 – 3 раза в день.

- Когда, по-вашему, наблюдается сезон болезней?

- Большее количество людей болеет в зимнее время. Например, сейчас к нам обращаются за медицинской помощью чаще, чем обычно.

- Скажите пожалуйста, почему закрыли аптечный пункт в Ошейкинской амбулатории?

- Аптечный пункт не был лицензирован, поэтому с февраля 2007 года его закрыли. На уровне главного врача ЦРБ, зав. аптекой и администрации района этот вопрос ещё прорабатывается. Надеемся, что он будет решен положительно, в интересах нашего населения, чтобы не было неудобств в приобретении лекарств.

- А как с дефицитом льготных лекарств?

- Безусловно, дефицит со льготными лекарствами еще существует (хотя сейчас он значительно снизился). Поэтому по мере поступления лекарств в районную аптеку стараемся выписывать то, что там  имеется. Если же нужных препаратов в аптеке нет, то оставляем рецепты на заявку, и при поступлении необходимых лекарств нам об этом сообщают.

- Для оказания экстренной медицинской помощи лекарств хватает?

- Дефицита с лекарствами для оказания экстренной помощи практически не имеем.

- Елена Николаевна, а ощутили ли вы нацпроект «Здоровье» в действии?

- Ощутили. Но не в той мере, как хотелось бы. В рамках нацпроекта мы получили новое оборудование. Запланировано выделение средств на ремонт нашей амбулатории. План необходимых ремонтных работ мы предоставляли в ЦРБ и администрацию Ошейкинского сельского округа.

- Вы сказали, что получили новое оборудование. Какое именно?

- У нас появился глюкометр (в экстренных случаях проводим измерение показателей сахара), аппарат для измерения внутриглазного давления, электрокардиограф, офтальмоскоп, отоскоп, ларингоскоп А еще –  малый хирургический набор инструментов. Кроме того, нам заменили сухожаровой шкаф для обработки инструментов…

- Какие-либо планы на будущее уже есть?

- Планируется провести лицензирование Ошейкинской амбулатории. После этого у нас повысятся возможности в юридическом и медицинском плане.

-  Как вы считаете, такие амбулатории нужны?

- По национальному проекту «Здоровье» планируется приблизить медицинскую помощь к сельскому жителю, а в этом плане такие амбулатории крайне необходимы!

- И на последок, чтобы вы хотели пожелать населению Лотошинского района?

- Чтобы были все здоровы!

Из всего сказанного ясно, что основной проблемой в Ошейкинской амбулатории на данный момент является закрытие аптечного пункта. Ну что ж, будем надеяться, что вопрос с аптеками будет тщательно рассмотрен, и принятое решение не обидит жителей деревень, ведь не у каждого есть возможность приобретать лекарства в п. Лотошино!

 

 

Приложение 2

Интервью В. Коровиной

«Отличница, музыкант, почти студентка и вообще хороший человек»

Кира Аболихина учится в 11 классе МОУ «Ошейкинская СОШ». Кира – творческий и одаренный человек. Она не единожды побеждала на олимпиадах по английскому языку и обществознанию, пишет стихи,  кроме того, отличница и претендентка на медаль. После беседы с Кирой я поняла, что такой интересный, талантливый и целеустремленный человек может многого достичь в жизни.

- Кира, скажи, давно ты начала заниматься в Лотошинской детской школе искусств?

- Еще когда я училась в начальных классах, к нам в школу приезжала Наталья Васильевна Лукина, с которой мы занимались рисованием. Вскоре наши уроки перенесли в районную библиотеку, куда я продолжала ходить. Потом открылась Лотошинская детская школа искусств. Там появилось больше возможностей, поэтому я решила заниматься одновременно и на художественном и на музыкальном отделении (гитара). Проучившись 5 лет, окончила музыкальную школу с отличием, а художественную –  на 4 и 5.

- Это было твое решение – заниматься в детской школе искусств или желание твоих родителей?

- Я сама захотела учиться рисованию и музыке одновременно. Однажды моя подруга научила меня играть на гитаре небольшое произведение. Мне это очень понравилось. И я маму поставила перед фактом: «Хочу учиться в музыкальной школе». А рисовать я любила всегда. Вот и подумала: раз у меня есть такая возможность, то почему бы этим не воспользоваться.

- Значит, ты охотно посещала занятия?

-  Да, мне очень нравилось. Особенно, когда я занимала призовые на конкурсах  и приносила победу ДШИ. Это было как бы стимулом к дальнейшим успехам.

- Какими своими победами ты можешь похвастаться?

- В 6 классе я впервые принимала участие в конкурсе бардовской песни и, к своему удивлению, заняла 1 место. После этого я вошла в азарт, у меня появилась любовь к пению. К слову, до этого вообще не признавала песни под гитару, а увлекалась больше классикой. В 2002 году заняла 2 место в межрайонном  фестивале исполнителей-инструменталистов. Получила 3 место в межрайонном фестивале-конкурсе учащихся музыкальных школ и школ искусств (2003г.) …

- Впечатляет. А еще, я слышала, ты сама сочиняешь музыку, песни и стихи…

- После своей первой победы меня, как говорят, посетила муза, и я стала писать тексты и класть их на музыку. Вообще, свое первое стихотворение я написала в 8 лет, потом сочинила стих к 8 Марта своей маме – это, так сказать, было начало моего творческого пути. С 14 лет я стала писать чаще. У меня много стихотворений, песен. Две мои песни – «Код» и «Дальше» – я  исполняла на последнем конкурсе бардовской песни «Серебряные струны»  в мае 2008 года и заняла 1 место. Творческий процесс не стоит на месте, стихи и песни пишутся. Я очень благодарна моим преподавателям из ЛДШИ – С.С. Мурашову, Н.В. Лукиной, Е.О. Егоровой, благодаря которым я поняла мир  классики, красоты музыки и инструментов.

- Не скучаешь по ДШИ?

- Еще как! Школа искусств мне как второй дом! Но, окончив эту школу, я не перестала ее посещать. Еще два года я занималась гитарой, играла классику и выступала, а сейчас посещаю занятия вокала, но только для себя, т.к. классика – это музыка для души.

- При всех своих творческих успехах, которые, наверное, требуют немало времени, ты еще и отличница. Чувствуешь ли ты себя лидером в классе?

- Нет. Считаю, что каждый человек обладает какими-либо качествами, присущими только ему. У нас в классе много умных и способных ребят, к тому же я не единственная отличница в классе.

- Я знаю, что ты ездишь еще на подготовительные курсы. Трудно совмещать учебу в школе, ДШИ и университете?

- На самом деле это трудно, так как  хочется везде успеть. Один раз в неделю я езжу на курсы, это занимает у меня целый день. Я выполняю задания, которые дают мне в университете и  стараюсь не отставать от школьной программы, чтобы поддержать то, чего добилась за предыдущие годы, и не растерять знания – по-моему, это самое главное. Я дополняю свои знания тем, что получаю в университете, и благодаря этому надеюсь хорошо сдать ЕГЭ.

- А куда ты собираешься поступать?

- В Московский государственный строительный университет на факультет ПГС (промышленное и гражданское строительство). Буду инженером!

- Почему выбрала именно эту профессию?

- Я думаю, что она будет востребована в любое время. К тому же там можно проявить себя творчески.

- Что планируешь в будущем?

- Пока не знаю. Получу высшее образование, а там, как судьба сложится!

- Ну что ж, желаю тебе на отлично сдать ЕГЭ, поступить в МГСУ и, конечно же, окончить его с красным дипломом. Я уверена, что у такого талантливого человека, как ты, есть все шансы на победу!

 

Приложение 3

Интервью с В. Володиным – «Что ждет пенсионеров?» 

(Российская газета. 2009. № 120 (4944) – С. 4,5.)

Принимаемые Госдумой новые законы позволят повысить пенсии тем, кто заработал их в советские годы, и увеличить наиболее важные социальные пособия.

В пятницу, 3 июля, Госдума будет принимать в окончательном чтении законопроекты, направленные на защиту, пожалуй, самой незащищенной категории жителей нашей страны - пенсионеров.

О том, для каких категорий пенсионеров и на сколько вырастет пенсия и что изменится для тех, кто зарабатывал ее еще в советские годы, - наш сегодняшний разговор с вице-спикером Госдумы, секретарем президиума Генерального совета партии "Единая Россия" Вячеславом Володиным.

Российская газета: Вячеслав Викторович, в чем суть этих законопроектов?

Вячеслав Володин: Их принятие позволит повысить пенсии, и прежде всего тем, кто зарабатывал их в советские годы. Будут также увеличены наиболее важные социальные пособия - по временной нетрудоспособности, беременности и родам, уходу за ребенком. Для реализации этих мер предусматриваются соответствующие источники финансирования: переход от единого социального налога к страховым взносам. Н а эти цели направляется около 500 млрд рублей.

Эти меры коснутся 36,5 млн граждан нашей страны, которые получат увеличение пенсий в среднем на 1700 рублей. Те, кто работал до 2002 года, получат прибавку к пенсии в размере 10% плюс по 1% за каждый год работы до 1991 года. То есть чем больше стаж, тем больше будет сумма прибавки. Благодаря такому подходу существенно вырастут пенсии людей старшего поколения, труд которых, к сожалению, не получил должной оценки их пенсионных прав в ходе пенсионной реформы 2002 года. Сейчас мы меняем эту ситуацию.

РГ: Что еще, кроме этого, предусматривают законопроекты?

Володин: Устанавливается социальная доплата до величины прожиточного минимума пенсионера, если его совокупный доход ниже этого показателя. Финансироваться эти доплаты будут за счет средств федерального бюджета. В 28 регионах страны, где прожиточный минимум выше федерального, органы исполнительной власти субъектов смогут устанавливать свою доплату, а федеральный бюджет будет ее региону компенсировать за счет межбюджетных трансфертов с учетом бюджетной обеспеченности. На эти цели предусмотрено дополнительно около 43 млрд. рублей. Таким образом, мы добьемся того, что ни один пенсионер не будет жить за чертой бедности.

Будет решена еще одна серьезная проблема: вернемся к системе определения размера пенсий по группам инвалидности, на чем настаивали наши избиратели, общественные организации инвалидов.

РГ: В ходе разработки этих инициатив было решено перейти от ЕСН к страховым взносам. Для чего эта мера вводится?

Володин: Это необходимо для устойчивости и сбалансированности Пенсионного фонда, который сегодня на 80% финансируется из бюджета, а значит, пенсия зависит не столько от трудового вклада, сколько от экономической ситуации в стране.

Кроме того, это позволит упростить индексацию трудовой пенсии: она не будет делиться на базовую и страховую части, станет индексироваться по единым правилам в соответствии с ростом заработной платы и доходами Пенсионного фонда.

Кроме того, с 2015 года, как это и принято во всем мире, после 30 лет трудового стажа будут начисляться 6% к пенсии за каждый дополнительный год работы. Эта мера тоже разрабатывалась с учетом предложений наших ветеранов.

РГ: Почему решили отталкиваться именно от стажа работы, а не от заработка, например?

Володин: Стаж - наиболее универсальный критерий. Он очень четко показывает размер трудового вклада пенсионера. Другие критерии, на наш взгляд, менее объективны. Можно было бы считать по возрасту, но здесь нужно учитывать, что в разном возрасте вклад в пенсионную копилку может быть у людей разный.

Если идти по заработку, то это означает, что мы значительную часть населения оставим без прибавок. Вспомните, какая была заработная плата в советское время! Особенно на селе, когда, во-первых, заработная плата выплачивалась за трудодни, а во-вторых, зачастую натуроплатой. Нянечки, воспитатели детских садов, работники бюджетной сферы получали мизерную зарплату. Зато стаж у них - большой!

РГ: Повышение тарифа страховых взносов с 26 до 34% не станет ли дополнительной нагрузкой на предпринимателей?

Володин: 34% - это больше, чем та планка, которая существует на сегодняшний день. Но меньше, чем было до 2001 года, когда тариф во все внебюджетные фонды составлял 37% и еще 1% уплачивался из заработка человека. До 2005 года тариф был 35,6%.

Что касается интересов бизнеса, вернемся к этому вопросу при обсуждении налогового законодательства и бюджета на предстоящие годы и, думаю, найдем решения проблемы, какие-то иные меры стимулирования. …

 

Приложение 4

Интервью В. Коровиной с Г.М. Нечепоренко

«Жизнь прожить – не поле перейти»

Пережить фашистский плен, испытать жестокость и бесчеловечность врага, суметь в этих нечеловеческий условиях выжить, не ожесточиться, не потерять способность радоваться жизни и остаться патриотом своей страны. Все это выпало на долю жителя деревни Ошейкино Григория Максимовича Нечепоренко. В его жизни были вынужденные путешествия, постоянная смена мест пребывания. Где только не бывал Григорий Максимович, куда только не забрасывала его судьба! Встретившись с ним, я с большим интересом слушала рассказ. Порой, от услышанного даже слезы наворачивались, и сердце замирало.

- Григорий Максимович, расскажите о своей жизни. Откуда вы родом, где служили, как попали в плен?

- Родился я 7 ноября 1917 года на Украине в Полтавской области Шрамковского района село Нехайки. Окончил школу-семилетку, и колхоз послал меня на курсы бухгалтеров, проработал бухгалтером до мая 1939 года. С 1930 по 1933 год пережил голод, который умышленно создали подкулачники (на самом деле урожай был хороший, но нам тогда за сворованный колосок грозило 10 лет тюрьмы), а потом вплоть до войны урожаи были очень богатые и жили мы неплохо.

15 мая 1939 года был призван в армию и направлен в в полковую школу артиллеристом в г. Кенгисеп Ленинградской области. Шестимесячные курсы мы не успели закончить, т.к. наш полк расформировали и организовали новый для отправки в Эстонию. Примерно в начале октября нас отправили в Эстонию, где мы пробыли до лета 1940 года. Кстати, рядом через залив шла финская война. Очень часто по ночам на казармы нападали, поэтому днем мы спали, а ночью занимались военной подготовкой. С наступлением лета перебрались в летние лагеря. Мы тогда служили по договору – 8 месяцев. В июне срок договора истек, и на машинах тронулись в путь на родину. При этом нас предупредили, что если что-то в дороге случиться или отстанет машина, то ехать нужно, не останавливаясь. Когда машины подъехали к Таллину (в стороне от города стояли военные казармы), нас вместо Ленинграда выгрузили здесь и оставили в городе. А поскольку на наши места в Эстонию пришли другие советские войска, поэтому теперь там нас стало в два раза больше.

Сначала я был писарем в штабе батальона, а в начале 1941 года меня перевели писарем в распоряжение начальника военно-технического снабжения. У нас не было никаких мыслей, что начнется война. Вдруг 19 июня 1941 года поступила команда снять всех с летних лагерей на зимние квартиры. 22 июня нам объявили, что рано утром мы должны будем погрузиться в эшелоны и отправиться к берегам Латвии и Литвы, что оружие выдадут там.  Утром вместо 6 часов н6ас разбудили только в 9 часов, вставать и ходить не имели право. В 11 часов сообщили, что началась война. Потом выяснилось, что не будили нас потому, что ждали налета немецких самолетов на казармы. Были, видимо, и среди командиров предатели. А иначе, как тогда объяснить, что большая часть 8-ой армии, в которой служил и я, была отправлена к берегам Латвии, где немцы их там безоружных брали в плен. Я служил в 146 стрелковом полку «16 стрелковой дивизии имени Кеквидзе» - вот она-то и осталась одна, а остальные были уничтожены. Мы передвигались на машинах. Как-то ночью 31 июля остановились на опушке леса и ждали команды. К вечеру приехал помощник командира полка военно-технического снабжения и дал команду моему капитану «Выехать на Таллинское шоссе». Мы  тронулись в путь: на первой машине ехал сам капитан с лейтенантом, на второй – мобилизованный шофер и зав.складами, а я был в кузове машины со всей моей канцелярией. За нами ехали остальные машины. Проехав немного, машина капитана остановилась. Я выглянул из кузова посмотреть, что там случилось. Оказывается, нам навстречу шел немецкий танк; в ту же секунду  капитан и лейтенант прыгнули из машины в кювет. Танк стрельнул по левому колесу моей машины, и я тоже прыгнул в кювет, а потом, увидев, что задние машины разворачиваются, опять залез в машину. Гляжу, а в ней уже никого из наших нет. Смотрю, а все собираются убежать через рожь. Я за ними. Немного пробежал и понял, что больше не могу – очень стало тянуть ногу (я даже не заметил, что был ранен в ногу). Кричу своим «Помогите!», – но меня никто не слышит. Кое-как допрыгал до леса, а там два красноармейца подхватили меня под руки и не бросили до самого госпиталя.

Меня, вместе с других ранеными привезли в госпиталь в г. Тапа. Только подъехали, а  рядом с госпиталем грузят автобус и отправляют на Ленинград. Ну я на палке вылез из машины и хотел сесть в этот автобус, но не тут то было. Только подошел к дверям, а они захлопнулись и автобус уехал. Каждый день мы рвались уехать оттуда, но санитары нас не пускали. Однажды к вечеру подошел автобус, на котором раненных отправляли на Ленинград. Тут уже наша очередь. Привезли нас на станцию и мы сели в поезд. Я сразу уснул, ночью проснулся – поезд идет, думаю «Ну, слава Богу! Будем в Ленинграде!». Всю дорогу на наш поезд обстреливали немецкие истребители (особенно, когда границу пересекли), поэтому каждый раз он останавливался, мы выпрыгивали и бежали в кювет (мне с раненой ногой приходилось скакать на одной здоровой). До Ленинграда мы все-таки добрались, там нам сделали перевязку, и дня через два отправились в госпиталь в г. Ульяновск. Там я пролежал две недели. Затем нас погрузили на пароход «Горьковская коммуна», так называемый госпиталь для выздоравливающих. Здесь, на пароходе, я пробыл месяц.

В госпитале в Казани мы прошли комиссию по проверке состояния здоровья. Помню, выходит после проверки мой знакомый и говорит, что когда мне дадут отпуск и спросят о родственниках, к кому бы я мог поехать на это время, чтоб я ехал к его матери в Сибирь, назвав ее своей теткой. Так и получилось: мне дали 2 недели отпуска,  и я поехал в Сибирь, на пароходе доплыл до Судоверфи № 2 и там пришлось задержаться. Случилось так, что 2 недели я только ехал до места и отпуск-то у меня закончился, как только я добрался. Если вовремя не вернусь, то буду считаться дезертиром. Сюда же со мной на поезде ехал Василий, у которого отпуск тоже закончился. Вот мы с ним поехали в военкомат, откуда нас направили в госпиталь еще на 2 недели. По истечению этого срока я отправился в Красноярск на пересыльный пункт. Там набирали команду в 150 человек, и я числился в ней. Я сообщил  капитану, что комиссию не проходил, но он ничего уже сделать не мог. Утром мы приехали в г. Анжеро-Судженск, где были моряки, отслужившие 7 лет на Дальнем Востоке, фронтовики и сибиряки. При проверке оказалось, что 7 человек не годны, и я в их числе, поскольку не проходил комиссию. Врач мне сказал, что из ноги у меня  не удалены осколки и написал 30 дней отпуска. Я снова поехал к тети Маше в Сибирь. Кстати, Василий тоже туда приехал, и мы с ним проработали весь месяц бухгалтерами в госпитале. Завхоз заплатил нам по 3 тысячи, которые я отдал тети Маше. 31 декабря я вернулся в Красноярск и опять без заключения, что годен к службе. Меня отправили в воинскую часть. На  Байкале, куда я прибыл, комиссия признала меня не годным к службе, но поскольку у меня была специальность бухгалтер, меня направили в финансовую часть казночеем при штабе полка.

14 апреля 1942 года мы тронулись на фронт. Поезд шел трое суток от Иркутска до Ворошиловограда, где простояли 3 месяца. В 10 километрах от нас были немцы. 31 июля (в день, когда меня в 1941 году впервые ранило) нам приказали идти на защиту Баку и присоединили к колонне из Харькова. При подходе к Ростову нас обстреляли истребители. Я спрыгнул с повозки, в которой у меня были деньги, на землю и закрыл голову каской. Надеялся, что сейчас опять сяду на свою повозку, но лошади уже убежали и колонна тоже далеко ушла. Так по частям немцы положили всю нашу колонну и забрали  нас в плен.

Нас сразу загнали в деревню, где я продрожал до утра, поскольку ночью было очень холодно, а я был без шинели. Нас пристроили к колонне пленных и мы тронулись в путь. За 2-ое суток немцы взяли в плен 360 тысяч человек – это был так называемый «Харьковский мешок». Вот с этого момента началась ужасная жизнь.

Разместили нас в лагере на 50 гектарах огороженного поля, где каждый из пленных мог только сесть и встать. Немцы почти не кормили пленных. Как-то дали нам котелок семечек, который мы разделили между собой, но есть их было невозможно, они были очень горькие и проросшие. Приходили женщины и кормили нас через проволоку. Мой друг знал трех женщин из этих окрестностей. Он назначал им разное время, чтоб они не встретились, и не перестали приходить. Поэтому ели мы три раза в день. Немцы вообще не кормили. Через четыре дня нас погрузили на машины и привезли в г. Сталино. Там из 180 тысяч пленных за 1941 год похоронено было 100  тысяч. Кормили здесь кониной – это были околевшие кони со вздутыми животами, их мясо варили вместе с шерстью. На завтрак строили колонны рано, половина колонны получала еду, а другая половина пленных оставалась без завтрака. Мне ни разу не удалось попробовать эту пищу. Раза два мне пришлось с дорожным мастером ремонтировать дорогу. Он разрешал нам после работы ходить по домам и просить еду. Однажды так случилось, что два человека не вернулись и убежали. Но мастеру повезло, т.к. по возвращению в лагере его не проверяли.

В скором времени нас начали опять грузить в путь на запад. Выдали полбуханки хлеба и комбижир (вместо масла). Мы тогда хоть немного поели. Поездом приехали в Днепропетровск, где нас покормили кашей и вновь отправили затем в лагерь г. Каменец-Подольск. Здесь можно было более или менее существовать. Однажды отобрали примерно 20 человек (я туда не попал), которые должны были копать траншеи вдоль железной дороги. В один из дней подходит поезд, с так называемые «Телячьими вагонами» (всего 5 вагонов) и останавливается напротив траншей, в вагонах открываются ворота и выводят евреев (стариков, детей…). Автоматчики, стоявшие по другую сторону траншеи их расстреливают, а немцы, стоявшие позади евреев, сталкивают их в эти траншеи. Наш лагерь находился в 200 метрах от железной дороги, поэтому мы видели все происходящие. конечно, у всех нас текли слезы. Когда всех расстреляли, поезд уехал, а нам, пленным, пришлось их засыпать землей, а некоторые из них еще были живы, стонали…

Затем нас отправили в г. Перемешел,  оттуда в Германию, где жили пленные.  Отсюда нас забрали обратно в лагерь, и вновь отправили в порт «Гамбург». На корабль погрузили 1000 пленных и 1000 немцев, мы тронулись в Северную Норвегию, плыли 15 суток. На одном из островов выгрузили 300 человек (и меня тоже), а остальные поплыли дальше. Работа была в основном мелкая, питание сносное. Работать ходили по 2 колонны. Однажды утром в одной из колонн не хватало одного человека и меня пристроили туда вместо него. Это была совершенно чужая для меня команда. День мы отработали, а к вечеру стали строится. Оказалось, что в нашей команде один человек лишний, а во второй команде – не хватает одного. У нас стали выяснять, кто лишний, и все указали на меня (а ведь на самом деле кто-то из соседней колонны зачем-то встал в нашу, а я остался виноват). Двое немцев, которые нас сопровождали стали меня бить. Они дали нести мне 3 лопаты и всю дорогу до лагеря один немец бил меня прикладом по спине, а другой шлангом по голове. Это было мое первое крещение в немецких лагерях. Утром у меня не было сил подняться, но на работу пришлось идти.

Здесь мы проработали месяц и нас снова погрузили на катера, отвезли в г. Гарштад. Здесь мы устанавливали пушки, направленные на Тихий океан. За 2 года построили 4 таких пушки, которые были замаскированы в скале и снаружи не видны. Когда были учения, нас подальше отгоняли, иначе могло убить волной. Залпом все 4 пушки никогда не стреляли, т.к. мог развалиться остров. Здесь  у всех возникла болезнь «волос» (когда на кончике пальца невыносимая боль).

В ноябре 1944 года нас погрузили на корабль и направили на г. Керкенес (север Мурманска), где шли жестокие бои. Нас туда везли для щита, т.е. немцы выставляли пленных перед собой, т.к. знали, что свои в своих стрелять не будут, а тем самым могли бы ближе подойти к нашим. Но мы не успели добраться до этого места, т.к. немцы уже разгромили наши войска, поэтому нам не пришлось участвовать в боях. Нас вернули назад, посадили на катера и отправили в порт «Нарвик», что на севере Норвегии. Там нас отвели на скандинавский хребет, где вечная зима и нет никакой жизни. Здесь мы тоже работали, делали из снега окопы. Примерно через 2 недели приехал вербовщик – капитан власовской армии. Он устанавливает нам питание – 3 сырых картофеля, 3 кружки чая, заваренные какой-то травой, сахарин – и говорит: «Выбирайте: или записываетесь ко мне в армию, или останетесь здесь в таких условиях». Перед всеми сразу встал вопрос «Что делать? Идти во власовскую армию? Но ведь придется стрелять в своих…».  Двое пленных все-таки записались к нему, разнюхали границу и сбежали через границу в Швецию. Когда немцы спохватились, то вербовщика чуть не расстреляли. На этом вербовка и закончилась.

Весной 1945 года нас опустили с хребта вниз и мы оказались в 9 километрах от г. Нарвика, ходили в порт на работу. Так мы дотянули до 1 мая. 7 мая мы работали в порту на складах, но пришли немцы и сказали, чтоб работы прекратить – война закончилась. Нас всех отвели в бараки. Бараки и территория рядом с ними охранялась немцами с вышек, а также внизу стояли немцы с собаками. 12 мая мы проснулись, а двери открыты, на вышках немцев нет. Мы свободно пошли в открытые ворота. Оказалось, что в эту ночь все немцы перепились, а между тем решали вопрос, что делать с пленными, и решили нас всех уничтожить. А так как много выпили, то уснули. У немцев был уборщик-австриец, он подслушал их разговор, а когда все уснули, он взял приказ об уничтожении и отнес норвежской полиции, которая в свою очередь сняла лагерь и арестовала немцев. Вот так этот австриец спас жизнь многим пленным людям. В том числе и мне.

 


[1] Кодола Н.В.. Интервью: Методика обучения. Практические советы: Учебное пособие для студентов вузов. – М.: Аспект Пресс, 2008. – С. 7.

[2] Самарцев О.Р.. Творческая деятельность журналиста: Очерки теории и практики: учебное пособие под общ. ред. Я.Н. Засурского. – 2-е изд. – М.: Академический Проект; Гаудеамус, 2009. – С. 507.

[3] Самарцев О.Р.. Творческая деятельность журналиста: Очерки теории и практики: учебное пособие под общ. ред. Я.Н. Засурского. – 2-е изд. – М.: Академический Проект; Гаудеамус, 2009. – С. 507.

[4] Михайлова О.В. Толковый словарь русского языка. – СПб.: ООО «Полиграфуслуги», 2006. – С. 146.

[5] Кожина М.Н.. Стилистический энциклопедический словарь русского языка. – 2-еизд., испр. и доп. – М.: Флинта: Наука, 2006. – С. 56.

[6] Кузнецов Г.В., Цвик В.Л., Юровский А.Я. и др. Телевизионная журналистика. М. 1994, 1998. – С. 65.

[7] Багиров Э.Г., Борецкий Р.А., Юровский А.Я.. Основы тележурналистики, МГУ, 1987. – С. 5.

[8] Ильченко С.Н.. Интервью в журналистском творчестве. СПб., 2003. – С. 10.

[9] Кожина М.Н. Стилистический энциклопедический словарь русского языка. – 2-еизд., испр. и доп. – М.: Флинта: Наука, 2006. – С. 352.

[10] Бахтин М.М. Проблема речевых жанров.// М.М. Бахтин. Литературно-критические статьи. - М.: Художественная литература., 1986. – С. 449.

[11] Бахтин М.М. Проблема речевых жанров.// М.М. Бахтин. Литературно-критические статьи. - М.: Художественная литература., 1986. – С. 428.

[12] Там же. – С. 429.

[13] Там же. – С. 449.

[14] Бахтин М.М. Проблема речевых жанров.// М.М. Бахтин. Литературно-критические статьи. - М.: Художественная литература. 1986.  – С.430.

[15] Капанадзе Л.А. О жанрах неофициальной речи // Разновидности городской устной речи. М., 1988. – С. 230.

[16] Бахтин М.М. Проблема речевых жанров.// М.М. Бахтин. Литературно-критические статьи. - М.: Художественная литература. 1986.  – С.496.

[17] Кодола Н.В.. Интервью: Методика обучения. Практические советы: Учебное пособие для студентов вузов. – М.: Аспект Пресс, 2008. – С. 18 – 20.

[18] Комлев Н.Г. Словарь иностранных слов. – М.: Эксмо, 2006. – С. 334.

[19] Сельская новь. 2007. № 11. – С. 4.

[20] Сельская новь. 2007г. № 11.– С. 4.

[21] Там же.

[22] Там же.

[23] Там же.

[24] Там же.

[25] Сельская новь. 2007. № 11.– С. 4.

[26] Сельская новь. 2009. № 10.– С. 6.

[27] Там же.

[28] Там же.

[29] Сельская новь. 2009. № 10.– С. 6.

[30] Там же.

[31] Там же.

[32] Там же.

[33] Там же.

[34] Российская газета. 2009. № 120 (4944) – С. 4.

[35] Российская газета. 2009. № 120 (4944) – С. 4.

[36]Самарцев О.Р. Творческая деятельность журналиста: Очерки теории и практики: учебное пособие. – 2-е изд. – М.: Академический Проект; Гаудеамус, 2009. – С. 118 – 171, 505, 507.

[37] Российская газета. 2009. № 120 (4944) – С. 4.

[38] Там же.

[39] Там же.

[40] Там же.

[41] Там же.

[42] Сельская новь. 2008. № 27. – С. 13.

[43] Сельская новь. 2008. № 27. – С. 13.

 

Copyright © 2017 Cайт учителя русского языка и литературы Огибалиной Виктории Михайловны.

Яндекс.Метрика